Посвящается всем мамам! 

Весеннее солнышко пускает зайчики на цветной ковер над кроватью. Утро, хочется еще поваляться в постели, так не хочется вставать. Закрыл глаза, притворяясь спящим. Матрас осторожно прогибается, и мамины руки гладят мое плечико, потом рука скользит под одеяло и мама нежно чешет спинку пальчиками. И на ушко: «Потягушечки родной, вставай Володенька, надо идти в садик!». И нежные теплые губы в щечку. И я потягиваюсь с удовольствием под мамиными ладошками. 

Ветер сгибал шевелюру берез, стоявших рядом с вокзалом. Он, прощаясь со мной, грустил. Я уезжал в чужой город на учебу, родители стояли на железнодорожной платформе, провожая меня. Я сидел в купе плацкартного вагона растерянным воробьем за вагонным стеклом. Волнуясь, поправлял скатерку на столе в купе плацкартного вагона. Отец смеялся, махая рукой на прощание. Мама, держалась за локоть отца, как за якорь, лишь бы не сорваться забежать опять в вагон поцеловать в очередной раз. Стояла и смотрела на меня, украдкой вытирая слезы. Натянуто улыбалась, лишь бы не закричать от разлуки со мной… 

Прерывистый голос в трубке межгорода на почте: « Володенька милый мой сынок, поступил?! Я так рада, что поступил, так счастлива!» …. 

Парадная форма, чеканный шаг, отбивающий бока черному асфальту. Выпускной. Прощание с альма-матер. Диплом! Мама гордая и счастливая, как солнышко держит меня под руку! 

Плачет, вытирает помаду на моей щеке, смотрит на золотые звездочки на погонах и улыбается солнцу. Отец прячет радость, мы стоим рядом у него большие звезды на погонах с двумя просветами, а у меня маленькие с одним…. 

Мамины губы и серые большущие глаза в слезах: «Куда?! 

Не отпущу туда никогда, отец, что молчишь?! Звони Николаю в Москву. Не отдам!»… 

Руки крыльями обнимают плечи возле вагона, мама молчит, не хочет отрываться от меня, гудок тепловоза. Две фигуры в конце платформы и рука мамы, машущая газовой белой косыночкой…. 

Темнота, боль, стон! Просьба в черноту тишины: «Больно немножко, может укол, какой?!» Теплые соленые капли слез на лицо. Нежные губы, теплая ладошка, слегка высохшие от горя поверх бинтов на груди: « Володечка, солнышко мое, давай я тебе почешу спинку! Я тихонько и боль пройдет мальчик мой»… 

Нас окружают духи, организовываю круговую оборону. Матом, подправляя команды, веду бой. Открываю глаза, а мама обнимает меня и тихо на ухо, как тогда в детстве: « Чи-чи-чи мой маленький все хорошо родной, ты дома!»….. 

Мама выговаривает, сидя за кухонным столом с платком, промокая слезы. 

- Если Катя ушла от тебя, значит, ты был не прав! Тебе наговорили, что она тебе изменила! 

- У тебя сын! Надо позвонить Кате, вернуть ее назад! 

- Мама я застал их в постели, сын был у тещи. 

- Володенька у тебя сын, ты прости ее... 

Седина в висках. 

- Мама, скажи папе, что посылки с картошкой и яблоки не надо в Питер посылать: блокаду сняли ещё в 1944 году. Овощей и фруктов здесь много. Я ухожу из армии, только подготовь отца к моему выбору, не хочу служить людям, продавшим мою РОДИНУ. Пригласили работать в фирму… 

Мама, я обязательно приеду, только вот в Европу слетаю в командировку в очередной раз. 

- Как они живут? 

- Хорошо живут мама! Да, снимаю квартиру, но думаю скоро куплю. Какие цены? Большие цены мама, неприлично большие. Обязательно буду к Новому году… 

Мама, Юля красивая и умная женщина, да, работает у нас в фирме. Жаль, что она тебе не понравилась. Хорошие родители, да курит, ну, это ничего! Прости мама не смогу приехать, улетаю в Таиланд в отпуск, приеду на Новый год! 

На этот раз обязательно приеду, если не смогу, Вы с папой пригласите к себе в гости тетю Валю, сходите на городскую елку…. 

Мама я заказал из черного мрамора памятник папе, его установят рабочие, не надо им платить, не возьмут все заплачено. Хочешь, переезжай ко мне насовсем, места очень много! А Юля? Она нашла более достойного человека, чем я, отпустил. Все хорошо, будут правнуки, будут мама, увидишь! Твой внук заканчивает университет. 

- Да он часто заходит ко мне. Нет, мама, Катю не простил, да просится назад, не хочу. Не будем больше о ней. 

Приезжай хоть не надолго. Горничная повозит по магазинам, расскажет про город, а мне надо улететь ненадолго на встречу с представителями в Германию. Мама я не живу на широкую ногу, но мне положено так жить по статусу, ха-ха-ха… 

Ветер мел осенние листья по кладбищу в тоске. Сел на лавочку рядом, обнимая меня старого друга. Боязливо жался ко мне. Ему тут страшно. Положил в изголовье мамы охапку ее любимых белоснежных астр. Папе его любимую зеленую антоновку. Сидел и смотрел в одну точку вместе с притихшим ветром, мы с ним стали сиротами. 

***

Мама, прости меня за все. За преждевременные седые волосы, за выплаканные глаза. Знаю, смотришь за мной с неба и продолжаешь переживаешь… 

Мама, мне так не хватает тебя! МАМА 

 

Рассказ напечатан с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить