Все что-нибудь или кого-нибудь заводят. У одних заводы заводятся, у других заведения, у третьих часы, у четвертых привычки, у пятых – собачки, кошечки, попугайчики, а у кое-кого - даже крокодильчики или ещё чего похлеще. И все от этого становятся богатыми, довольными или озабоченными. Все-все! И только у нашей маленькой сказочки до сих пор ничегошеньки не завелось: ни блох, ни родственников, ни привычек. 
Жила маленькая сказочка по чужим домам, куда её приглашали на ночь детей поразвлечь перед сном да себя показать. Хоть и маленькая, а настоящая! И все на неё дивились да любовались. 
А потом все ложились спать, а сказка всю ночь тихонько бродила по спящим комнатам неприкаянная и ждала рассвета, чтобы улететь, потому что на рассвете у неё ненадолго вырастали прозрачные легкие крылышки, как у тёти феи из соседнего подъезда. Только у тёти феи они были ненастоящие, а из детского театра, где она работала на работе. А у нашей сказочки – настоящие, волшебные. 
Днём сказочка спала под ракитовым кустом или в колодце, или в печной трубе, в общем, где придётся. А вечером её опять куда-нибудь звали. Есть и пить она не просила, в душу хозяевам не лезла: делала своё дело и опять на рассвете улетала. А питалась она солнечным да лунным светом. И холод ей был не страшен, и зной – нипочём. 
И вот однажды её пригласили в дом. Как обычно, на вечер. Но, когда она пришла, в доме никого не оказалось. Ни хозяев, ни их детей. А на столе в гостиной записка детская лежит. И вот что там написано: 
«Дорогая сказочка! Наши папа и мама в детстве очень любили тебя, почти как мы. И все мы видели, что у тебя нет своего дома, и что ты очень скромная и гордая, подарков не примешь. А сегодня мы все уезжаем далеко-далеко, мы будем жить в далекой сказочной стране. Мы любим наш дом, но мы не можем увезти его с собой. Вот ты и живи в нём. И береги его. Он хороший. Папа уже завёл машину и зовёт нас. Прощай, наша миленькая добрая сказочка! Мы всегда будем помнить о тебе…» На этом запись обрывалась. 
Сказочка совсем растерялась в старинном трехэтажном большом доме, который так неожиданно у неё завелся. Так сильно растерялась, что долго-долго ходила по комнатам и этажам и собирала себя по крупицам, растерянную везде. Приближался рассвет. А улетать никуда больше не нужно. Представляете? Как быть? 
И вдруг она услышала, как на улице, прямо за дверью, кто-то маленький горько плачет. Сказочка открыла дверь и увидела крохотную дрожащую от холода весну. Она была не больше зайчонка. 
-Что с тобой? 
- Простите, пожалуйста. Меня вчера утром позвали птички-невелички. И я шла, шла сюда почти весь день и пришла - светлая, радостная. А тут эта бабушка зима как налетит на меня, как завьюжит: «Ты что так рано? Обманули тебя твои невелички! А ну, проваливай!» А куда мне идти ночью-то? Так вот и съёжилась , заледенела от мороза… Никому-то я не нужна! 
- Можно, я тебя в дом заведу? – спросила сказочка весну. И завела её домой. 
И с тех пор у сказочки в доме есть настоящая весна! Она там везде-везде! Всегда-всегда. И сказочка стала весенней. А весна – сказочной. Они даже бабушку-зиму в гости приглашали. А та как пришла – так и оттаяла сердцем. И прощения попросила. Даже зарумянилась от стыда. 
- Не плачь, бабушка. Мы тебя тоже любим. А ты нас в гости позовёшь? 
Зима молча кивнула в ответ и невольно улыбнулась: 
- Хотите, я скажу вам одну очень секретную волшебную тайну? 
- Хотим, хотим! Говори скорее, мы так любим всё таинственное! 
Зима подозвала их к себе руками и шепотом произнесла: 
- Я скоро…сама стану весной…
 
 
1682
 
Сказка напечатана с разрешения автора Эльдара Алихасовича Ахадова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить